Share

Традиционная архитектура чёрной Африки

Традиционная архитектура чёрной Африки

trad_icoАрхитектура африканских племен весьма различна. К интересным её образцам относятся дома из глины и хвороста, типичные для окрестностей озера Чад. Их происхождение до сих пор не выяснено: то ли их архитектура принесена из древнего Средиземноморья, то ли наоборот?

Может быть они в 1 тысячелетии до н.э. оказали влияние на греческую архитектуру, лучшим примером которой является гробница в Микенах? В Дагомее глиняные дворцы, великолепно сконструированные, окружены колоннами, поддерживающими крышу; они напоминают древнеегипетские дома. И, наконец, нет нигде в мире ничего подобного Большому храму Зимбабве, который не вполне удачно нарекли «эллиптическим храмом»: длина наружной стены, окружающей все сооружения, — 300м, высота —до 9м, толщина у оснований —6м, наверху сужается до 3 м. На сооружение «эллипса» ушло почти 900 тысяч каменных блоков, что соответствует 22,5 млн «европейских кирпичей», весь же «храм» весит не менее 100 тысяч тонн. Руины Великого Зимбабве имеют чисто африканское происхождение и относятся к средневековью, вопреки мнению расистов от науки.

image031
image032
image033
image034
image035
image036
image037
image038
image039
image040
image041
image042
image043

Архитектура Тропической Африки, созданная ее народами в эпоху средневековья (приблизительно VII—середина XVII в.), сохранила свои основные черты и в новое время (середина XVII—начало XX в.), а частично даже и в новейший период. Эта архитектура представляет значительное разнообразие форм и типов, определявшееся как этнической, так и стадиально-культурной пестротой населения Африки. Часть африканских народов развивалась уже в рамках рабовладельческих или феодальных государств; другая их часть только еще переходила к классовым отношениям, а наряду с теми и другими было множество народностей и племен, находившихся еще на стадии первобытнообщинного строя. Однако архитектура Тропической Африки должна рассматриваться в целом, поскольку глубокая связь зодчества африканских классовых обществ с традиционной народной архитектурой и культурные заимствования в результате общения и обмена между народами Африки придают африканской архитектуре эпохи средневековья многие общие черты. Несмотря на разнообразие архитектурных форм, большинство из них находит свое закономерное место во всей последовательности развития африканского зодчества.

Во второй половине 1-го тысячелетия н. э., как можно полагать по данным археологии, этнографии и письменным источникам, на территории Африки уже существовали два основных типа жилища — наземная каркасная хижина со стенами из дерева и прутьев, обмазанными глиной или заплетенными травой, и с крышей из листьев, травы или шкур животных и земляная или полуземляная хижина.

Ареал распространения каркасных хижин был очень обширен, но для ряда районов Восточной Африки и для всей Южной Африки в VI—X вв. н. э. характерно преобладание земляных и полуземляных жилищ.

Земляные и полуземляные жилища в Африке могли предшествовать каркасным наземным жилищам. Несмотря на кажущуюся простоту конструкции последних, создание их требовало больших технических навыков и более совершенных орудий, пригодных для обработки деревянного каркаса, резания травы и ветвей для кровли и пр. Глубокая древность земляных и полуземляных жилищ подтверждается тем, что они сопутствуют древнейшим археологическим культурам Европы и Азии. В Тропической Африке известны три различных типа земляных жилищ.

Наиболее простым и древним из них были ямные жилища, выкопанные в склонах холмов. Передняя стенка жилища с дверью образовывались выбросом из ямы; за счет выброса досыпались и скошенные боковые стенки. Очаг из камней сооружался около двери. Принцип сооружения хижин следующего типа тот же, но боковые стенки очень грубо выкладывались камнем, хотя видны попытки упорядочения кладки. Развитием двух предыдущих был третий тип, сохранявший основной прием врезки в склон холма и облицовку стен камнем. Но жилище это было двухкамерным, причем второе помещение располагалось выше первого.

Маунд-руина Большого Зимбабве представляет собой оригинальный вариант образования дворцового комплекса в эпоху зарождения государств. Самодовлеющее дворцовое хозяйство еще не порвавшего с земледелием царя-Оба с бесчисленными кладовыми и зернохранилищами — хозяйство, носящее характер ойкоса, обусловившее формы столь громадного сооружения, как дворец критских царей,—определяет и характер комплекса Маунд-руины Большого Зимбабве. Лабиринт двориков у подножия жилых покоев и зернохранилищ воспроизводит в оригинальной, сугубо африканской форме архитектурные идеи, ранее свойственные минойской культуре Крита и Древнего Востока.

Почти стометровое в поперечнике овальное здание «храма» до сих пор является загадкой для искусствоведов и археологов. Массивные, от 2 до 4 м. толщиной и до 9 м. в высоту, стены этого здания наводят на мысль о его фортификационным характере. Однако ряд деталей, особенно две глухие конические башни внутри ограды, фигуры птиц из мыльного камня на высоких пьедесталах, каменные монолиты до 4 м длиной, стоявшие на стенах, и, наконец, вся планировка позволяют думать о ритуальном назначении этого сооружения. Т. Бент выдвигал предположение о связи здания с астральным культом. С. Дориан и Дж. Шофилд, основываясь на этнографическом материале, связывали «эллиптическое сооружение» с традиционными культами банту, видя в изображениях птиц тотемные фигуры. Ритуальный характер здания косвенно подтверждался и непригодностью его, несмотря на колоссальные стены, для обороны. Кроме того, надежной крепостью является расположенный поблизости «акрополь». Трудно предполагать в данном сооружении и жилой комплекс: этому противоречат археологические находки и планировка.

С эпохой развития и расцвета культуры и архитектуры Междуречья Замбези — Лимпопо примерно совпадают развитие и расцвет архитектуры народов Западного Судана.

Здесь строились и четырехугольные дома с двускатными крышами, аналогичные жилищам бассейна Конго, и дома с четырехскатными крышами и с имплювиями, и характерные для всей зоны восточно-и североафриканских саванн цилиндрические дома с конической крышей. Следует отметить, что фульбе возводили свои дома на высокой глиняной платформе для того, чтобы защититься от дождевых потоков. Характерны поднятые над землей почти на 3 м хижины для ночлега у Сокото на Нигере; они напоминают коническую крышу, снятую со стен и водруженную на четыре столба. В северных областях Республики Чад у канури Канембу строились кеглеобразные дома, в которых цилиндрические стены постепенно переходили в остроконечную коническую крышу. Это достигалось путем настилания на деревянный каркас полос, связанных из сухой травы. Высота этих хижин достигала 4,5 м. Иногда остроконечная коническая кровля опиралась на кольцевую галерею из столбиков, врытых вокруг цилиндрической стены. В Ачиа (современная Республика Чад) строились храмы подобного типа; они увенчивались несколькими конусами из травы, водруженными один над другим. Далее к северу, на самом краю пустыни имели распространение куполообразные хижины, типичные для скотоводов.

Особый интерес представляют так называемые «суданские замки», преобладавшие в двух локальных районах Западного Судана. Это группы круглых глинобитных башен высотой от 4 до 6 метров соединенных глинобитными же стенами. Число башен варьируется от двух до двенадцати; в одной из стен устраивался вход, который прикрывался фланкирующими башнями. Для наиболее простых и, по-видимому, ранних типов «замка» вход этот по сути дела является лазом; в крупных сооружениях вход решается как портал с соответствующей его значению декоративной обработкой, но высота арки все же значительно меньше человеческого роста. Башни увенчивались коническими соломенными крышами обыкновенного типа. Иногда и сами башни суживались кверху.

Эволюцию этого типа проследить довольно сложно, однако можно предполагать, что поначалу они не носили характера оборонительных сооружений. По всей видимости, можно связать их происхождение с башнеобразными жилищами, до настоящего времени распространенными у народа мофу. В жилищах мофу цилиндрическая часть дома делилась на два этажа: верхний использовался как жилое помещение, а в нижнем содержался скот.

Развитая форма «замков» сочетает утилитарное назначение зданий с четко выраженным художественным образом. Прежде всего характерна декоративная обработка портала. В бассейне Вольты портал украшался несколькими полосами геометрического орнамента. Некоторые «замки» народов груси снабжались предвратным сооружением, напоминающим крепостные лабиринты европейского средневековья. Характерно предвратное сооружение с тремя входами, из которых один ложный. Фриз над входом обработан нитеобразными углублениями. Особенно интересны возвышающиеся над порталом глинобитные зубцы, которые, на наш взгляд, стали важным элементом в городской архитектуре Западного Судана. Из декоративных элементов следует еще отметить членение башен горизонтальными желобками, которые придают стене монументальный характер. Традиционная архитектура Западного Судана, ярко воплотившаяся в «замках» груси, нашла свое дальнейшее развитие в городском зодчестве западносуданских государств. Их архитектура известна по раскопкам ряда городов, входивших в начале 2-го тысячелетия н. э. в состав древних государств Ганы и Мали. Всюду был обнаружен один и тот же тип прямоугольных глинобитных домов с толстыми от 0,5 до 1 м стенами, облицованными снаружи плитками сланца. Характерной архитектурной деталью интерьера этих домов являются ниши в стенах комнат и коридоров. Стенки ниш украшены геометрическим орнаментом, сливавшимся в единый декоративный пояс. Иногда применялось правильное чередование прямоугольных и треугольных ниш. Выходившие на улицу фасады домов оживлялись оконными проемами и дверью. Последняя прикрывалась членившими фасад пилястрами или контрфорсами. Большинство домов были одноэтажными.

Декоративные ниши характерны и для зодчества городов Западного Судана и для традиционной архитектуры бассейна Вольты, а также часто встречаются они и в архитектуре Магриба эпохи до-арабского завоевания. Можно полагать, что основные формы жилого дома в Западном Судане сложились еще до исламизации. Это подтверждается архитектурой общественных сооружений западно-суданских городов. Мечети в Кумби-Сале и Гао отличаются планировкой, не имеющей себе аналогий нигде в мусульманском мире. Описанный тип домов, очевидно, сосуществовал с традиционными каркасными жилищами аборигенов Западного Судана. Во всяком случае, арабские авторы упоминают о них достаточно часто.

Как общественные, так и частные здания Западного Судана и Магриба в позднее время сооружались, как правило, в так называемой строительной технике банко. Для неё характерно широкое применение облицовки сланцевыми плитами стен из сырцового кирпича, либо стен из камней на глиняном растворе. Типично также употребление круглых колонн из сланцевых блоков. Жилые дома, построенные в технике банко, в плане прямоугольны и иногда имеют несколько этажей. Двухслойная кровля сложена из брёвен или бамбука. Фасады домов расчленены полукруглыми или прямоугольными порталами, верхние этажи отступают террасами.

Глубоким своеобразием отличаются городские дома в государствах Хауса — глинобитные четырехугольные здания на высоком подклете с плоскими крышами. Характерно членение фасада на две иногда неравные части, которые связывались заглубленным порталом с мощными глинобитными пилястрами. Силуэт фасада завершался плавно закругленными зубцами, которые, безусловно, представляют дальнейшее развитие вышеупомянутых глиняных выступов в традиционной архитектуре Западного Судана. Фасад городского дома украшался прорезным геометрическим орнаментом, который придает особое единство и законченность облику дома. Дома такого типа до последнего времени строились в области среднего Нигера. Превосходные образцы архитектуры такого рода сохранились в городе Кано.

Проникновение в страны Западного Судана в XI—XIV вв. арабской культуры привело к появлению своеобразного стиля культовых сооружений, сочетавшего в себе традиционные приемы арабской храмовой архитектуры с местной строительной техникой и декором.

Характерна мечеть Санкоре в Томбукту. Планировка ее очень близка планировке классических средневековых мечетей Северной Африки. К её обширному двору с восточной стороны примыкает большой гипостильный зал с тремя рядами колонн и с михрабом в восточной стене. Конструктивное и художественное решение интерьера мало чем отличается от североафриканских мечетей. Но если для большинства арабских стран характерно решение михраба в виде ниши, то в Санкоре он решен в виде полуконической башни, играющей важную роль в силуэте здания. Такой тип решения михраба, очевидно, определялся строительной техникой Западного Судана. Тонкая глинобитная стена не позволяла устроить михраб обычного типа.

Главным композиционным элементом суданских мечетей являются глухие глинобитные башни, более или менее плавно сужающиеся кверху четвериками. В зависимости от размера и места в композиции здания башня завершается либо прямоугольной, либо полуцилиндрической глинобитной конструкцией. На углах верхней площадки обычны заостренные глинобитные зубцы. Иногда башни имеют надстройки в виде цилиндро-конических заостренных башенок, повторяющих каменные верхушки переднеазиатских минаретов и в то же время генетически связанных с глинобитными выступами и зубцами традиционной суданской архитектуры. Особенно характерна для Западного Судана обработка стенок башен рядами деревянных кронштейнов, хотя и появившихся как чисто конструктивная деталь, однако своеобразно оживляющих вид здания. Замечательна глинобитная башня минарета мечети Санкоре в Томбукту. В массивных формах этого многоярусного сооружения нетрудно увидеть продолжение традиций храмовой архитектуры Передней Азии, традиций, через минареты Самарры восходящих, может быть, к вавилонским зиккуратам. Но здесь эти традиции переосмыслены и полностью подчинены местной строительной технике и архитектурным канонам.

Для гражданского и храмового строительства Западного Судана характерен прямоугольный заглубленный портал, служащий вместе с ложным порталом главным средством архитектурного членения и декоративной обработки фасадов. Так, южный фасад мечети Санкоре в Томбукту расчленен тремя настоящими и тремя ложными порталами. Их асимметричное расположение подчинено общей композиции здания, центром которой является могучий массив минарета, слегка сдвинутого к востоку от середины фасада.

Более длинный западный отрезок стены уравновешивается четырьмя вырубленными в ней порталами и башней михраба на заднем плане. Характер членения разнообразен, отрезки стены то смотрятся в виде мощных пилонов, то утончаются и приобретают вид легких контрфорсов. Стены мечети увенчаны двумя рядами зубцов, подчеркивающих живой облик фасада.

Развитие экономики и рост политического значения государств Судана привели в позднем средневековье к появлению огромных городов с числом жителей до ста и более тысяч человек, Этому соответствовал высокий уровень развития фортификационных сооружений. Мощными крепостными стенами были обведены такие города, как Кано, Зария, Кацина. Стены Кано при высоте в 7—8 м достигали длины в 27 км, стены Зарии —16 км. Хотя сырцовые стены суданских городов не могут соперничать с каменными укреплениями крупных античных и средневековых европейских городов, но они были весьма монументальными сооружениями. Главные ворота Кано представляли собой башню около 20 м высотой.

В эпоху позднего средневековья на территории современной Нигерии образовалось крупное государство Бенин, созданное народом бини из языковой группы эдо. Уже в конце XV в., когда европейцы впервые познакомились с этой страной, в ней развивалась одна из наиболее выдающихся и самобытных африканских цивилизаций с высокой городской культурой. Города возникали на пересечениях главных торговых путей и были торговыми и культурными центрами. Особенный интерес представляет столица страны, Великий Бенин (местное название—Эдо), без сомнения, один из замечательнейших городов той эпохи. Записки путешественников и археологические раскопки позволяют восстановить облик больших архитектурных ансамблей, украшавших столицу Бенина. Но прежде чем говорить о них, остановимся на гражданской архитектуре родственного бини народа йоруба, знакомство с которой позволит понять существо бенинской архитектуры.

Государство Бенин находилось в зоне влажного тропического леса, Йоруба — в зоне лесистых саванн. Господствующий тип жилища — прямоугольные дома с двух- и четырехскатными крышами. Стены домов приземисты, и на них опираются высокие и массивные кровли, покрытые листьями и соломой. Характерной чертой домов Йоруба являются веранды на массивных деревянных столбах и имплювиумы —водосборные бассейны в открытых внутренних дворах. Многосемейные дома Йоруба представляли собой весьма значительные сооружения. Типичная усадьба Йоруба (по плану, воспроизведенному Фробениусом)— замкнутая глинобитная постройка, прямоугольная в плане, общими размерами 23 X 40 м. С улицей она сообщается посредством единственной двери. Большую часть площади занимает обширный передний двор, куда выходят двери девятнадцати вытянутых по его периметру комнат. По всем четырём сторонам двора тянутся покоящиеся на столбах навесы веранды. В помещениях, расположенных вдоль переднего двора с левой стороны от входа, помещаются все взрослые дети с их семьями. С правой стороны живут принадлежащие семье рабы. Глава семейства и его жены с маленькими детьми занимают главные покои дома, выходящие в маленькие задние дворики с верандами по периметру и имплювиями посередине. Имплювиумы соединяются водосборной канавой и имеют общий сток за пределами постройки.

Вся постройка выглядит весьма монументально, производя впечатление массивности и солидности. Особенно тяжеловесными кажутся нависающие над верандами внутренних дворов четырехскатные кровли, опирающиеся на толстые столбы-колонны. Однако столбы имеют не только конструктивное значение. Перехваченные посередине резными поясками вроде «дынек» в старой русской архитектуре, они еще больше усиливают впечатление монументальности, гармонически сочетаясь с объемом здания. Контуры площадки двора подчеркиваются выложенными из сырцового кирпича бортиками.

Особый интерес представляет устроенное посередине большого переднего двора и обнесенное верандой домашнее святилище. Круглое в плане, оно выполнено в формах традиционной архитектуры и служит важным композиционным центром всего сооружения. В целом эта усадьба — исторически сложившийся тип многосемейного жилища, проникнутого конструктивной логикой, черты которой мы найдем и в импозантных сооружениях бенинского дворцового ансамбля. Основные сведения о знаменитых архитектурных памятниках Великого Бенина получены в XVII—XVIII вв. от посещавших Гвинейское побережье голландских купцов. Это были люди из больших и процветавших в то время торговых городов Голландии, горожане, привыкшие к многолюдству и размаху экономической жизни Европы, люди, повидавшие свет. Но даже и на них столица Бенина производила неотразимое впечатление.

Голландец, посетивший Великий Бенин в 1602 г., с искренним восхищением говорит о его широких, прямых и очень длинных улицах, „конца которым не видать из-за их большой протяженности». Он отмечает, что, так же как и в Голландии, улицы застроены правильно расположенными большими домами, а царский дворец „очень велик и имеет много внутренних больших дворов». Уже в первом сообщении легко обнаруживается близкое сходство между постройками XVI—XVII вв. и описанными выше сооружениями гражданской архитектуры XIX в. Четырехугольные внутренние дворы с галереями на столбах в царском дворце и домах бенинской знати представляют, видимо, аналогию усадьбы Йоруба, приводимой Л. Фробениусом. Рассказ о дворце бенинского владыки содержится в книге голландского врача Олферта Даппера „Описание Африки», составленной им по данным путешественников и впервые опубликованной в 1669 г.

Гравюра, которая изображает Великий Бенин с царским дворцом на заднем план, достоверность изображения подтверждается не только данным в тексте описанием, но также многочисленными находками бенинских бронзовых поделок, некоторые служили архитектурными деталями. Особенно ценны бронзовая пластина с рельефным изображением портала дворца и бронзовый ларец, представляющий модель дворца; последняя полностью совпадает с гравюрой и описанием в книге Даппера, сделанным со слов голландского купца Самуэля Бломерта.

Вот что говорит Бломерт о дворце: «Он, пожалуй, так же велик, как город Гарлем, и обнесен вокруг особой стеной (кроме той, что защищает город с одной стороны). Дворец состоит из множества великолепных домов и прекрасных, длинных четырехугольных галерей почти такой же величины, как биржа в Амстердаме… Кровля этих галерей покоится на деревянных столбах, сверху донизу обитых медью с изображением военных подвигов и битв… Большинство этих королевских домов покрыто пальмовыми листьями наподобие четырехугольных досок. Каждая крыша украшена островерхой башенкой, на которой стоит литая из меди птица с распростертыми крыльями, очень искусно с натуры изображенная». На гравюре в книге Даппера изображено три четырехугольных дома с двускатными и четырехскатными крышами, на гребнях которых примерно посередине возвышаются пирамидальные башенки на низком четверике, увенчанные фигурами птиц. К домам с башнями примыкают низкие длинные постройки с двускатными крышами, по-видимому, окружавшие центральное, наиболее высокое здание. На гравюре изображен не весь дворцовый ансамбль, но можно предполагать, что он состоял из нескольких рядов прямоугольных домов и вся площадь его была вытянута в направлении длинных осей здания. Окружавшая дворец низкая стена показана сооруженной из досок, прикрепленных.к массивным столбам.

Рассказ Бломерта и изображение на гравюре дополняются ван Ниендалем, побывавшим в Бенине в 1701 г. По его словам, первую галерею дворцового ансамбля поддерживали пятьдесят восемь деревянных столбов высотой в 11 —12 футов. За галереей шла глиняная стена с тремя входами, над средним из которых возвышалась деревянная башня 60—70 футов высоты, с верха которой спускалась вниз головой отлитая из бронзы змея. Стена окружала внутренний большой четырехугольный двор, в конце которого находилась вторая галерея с двумя входами на следующий, второй внутренний двор, в свою очередь заканчивавшийся третьей галереей. Если две первые галереи были обиты пластинами с рельефами, то вдоль третьей галереи стоял ряд статуй, изображавших купцов, воинов, охотников. За белым занавесом стояли на алтаре одиннадцать бронзовых голов умерших царей Бенина с воткнутыми в отверстия на макушках резными слоновьими клыками. Далее простирался третий внутренний двор и шла последняя, четвёртая галерея, за которой, наконец, находилось жилое помещение обожествленного владыки Бенина.

«Искусство Народов Африки». Л.А.Фадеев

Поделиться записью

Оставить комментарий

Your email is safe with us.